17 биатлонных зим

Большой спорт № март 2022 (149)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Christian Manzini (официальный фотограф IBU)
Самая титулованная действующая биатлонистка России Екатерина Юрлова-Перхт в июне родила дочь Арину. Несмотря на это, спортсменка планировала возобновить карьеру и выступить в Пекине-2022. Реализовать задуманное не получилось: Юрлова-Перхт не успела набрать форму к отборочным соревнованиям и отказалась от выступления на «Ижевской винтовке». О том, почему сорвался план, впечатлениях от текущего сезона, эволюции биатлона, планах на жизнь по окончании карьеры и участии в биатлонных и лыжных фестивалях Екатерина рассказала журналу «Большой спорт».

В июне у вас родилась вторая дочь. Насколько реально было за короткий срок подготовиться к Играм в Пекине?

Я верю во все, что делаю. Процесс застопорили объективные обстоятельства: пандемия и связанные с ней ограничения. Я была готова приступить к тренировкам почти сразу после рождения Арины, но не смогла приехать мама, чтобы помочь с детьми. Мы запрашивали для нее визу с 20 июля, а ее дали на месяц позже. Поэтому планы изменились, тренировки в Австрии пришлось отменить, занималась только в России, под Санкт-Петербургом.

Тренеры сборной России согласовывали с вами план?

Они со мной не связывались. В начале сезона, когда команда была в Эстерсунде, пообщалась с президентом Союза биатлонистов России Виктором Майгуровым, провели конференцию по Zoom c девушками из национальной команды. Было приятно всех увидеть, пообщаться. О том, что мне надо выполнить общие критерии отбора в команду, начиная с выступления на Кубке России, узнала из новостей в интернете. К сожалению, не удалось выехать на «Ижевскую винтовку», как планировалось. Причины две: ограничения, связанные с пандемией, и тот факт, что не перешли со второй дочкой на искусственное вскармливание, как планировалось. Не хотела везти пятимесячного ребенка в Ижевск, в такой ситуации я мыслями была бы не в спорте.

Через день после старта Игр в Пекине вы выиграли забег на 34 километра на Токсовском марафоне, обогнав серебряного призера – профессиональную лыжницу – на 9 минут. Подводили пик формы к Пекину-2022?

Если бы Олимпийские игры стартовали на месяц позже, думаю, у меня бы все получилось. В феврале я действительно в хорошей форме, да и люблю бегать марафоны.

Некоторые ваши бывшие коллеги по сборной заявляли, что материнство гораздо важнее спорта, и с двумя дочерями у вас наверняка сменятся приоритеты.

Между семьей и спортом выбираю семью. Дети – продолжение тебя, счастье, радость. А спортивная карьера конечна – в сборную придут новые биатлонистки, займут твое место.

Вы существенно старше большинства коллег по национальной команде. Чувствуете это на психологическом уровне?

Прекрасно знаю года рождения своих сокомандниц, но не придаю этому значения. У меня больше опыта, но многому учусь у них. Застала в сборной Ольгу Зайцеву, Анну Богалий, могу сравнивать биатлонисток разных поколений и радуюсь, что все воспринимают меня как свою. Приятно, что способна конкурировать с девушками, которые на 10–15 лет моложе.

Бывшая коллега по сборной Ольга Подчуфарова в социальной сети обратилась к вам «бабуля». Вас так называют в команде?

Мы с Ольгой близко дружим, долго выступали вместе. Так уж повелось, что я для нее «бабуля», а Подчуфарова – моя «внучка». Это меня веселит, а не коробит. Когда за сборную выступала Яна Романова, мы жили в одном номере и тоже называли друг друга забавными прозвищами. Поддерживаю дружеские отношения со многими российскими биатлонистками. С Анной Богалий общаемся семьями. Переписываемся с Кристиной Резцовой, Ульяной Нигматуллиной, поздравила их с олимпийской медалью в смешанной эстафете.

За время вашей карьеры биатлон эволюционировал?

В плане скорости передвижения на лыжах Тура Бергер, Дарья Домрачева, Магдалена Нойнер и некоторые другие уже завершившие карьеру биатлонистки не уступают нынешним лидерам. Возможно, прибавка есть за счет новых парафинов, смазочных материалов. Скачок произошел в скорострельности. Когда я только начинала и проходила рубеж за полторы минуты, мне говорили: «Это долго, будет здорово, если будешь укладываться в 45 секунд». Сейчас хорошим временем считается 20 секунд на «стойке», некоторые справляются даже за меньшее время, на «лежке», где сложнее изготовка, тратят 25 секунд. Закрывают пять мишеней как из автомата, хотя биатлонистов по-прежнему учат, что нужно сохранять ритм дыхания, обрабатывать выстрел – делать паузу в пару секунд, чтобы все контролировать. За мой спортивный цикл в биатлоне с 2005 по 2022 год скорострельность повысилась фактически вдвое.

Это не связано с техническим прогрессом, изменением характеристик оружия?

Дело именно в тренированности. Раньше был упор на лыжегоночную составляющую. Сейчас в индивидуальной гонке один промах на 20 выстрелов – уже много.

А в плане организации этапов Кубка мира?

Здесь практически нет изменений – все четко, как и раньше. Если написано, что шаттл уходит в определенное время, так и произойдет, пусть даже в нем находятся два спортсмена. Изменилась программа – появились смешанные эстафеты. Но Пекин-2022 доказал, что индивидуальная гонка по-прежнему зрелищна, считаю, что от биатлонной классики нельзя отказываться.

Вам ближе именно «индивидуалка»?

У меня нет предрасположенности к определенным дисциплинам, нравятся все. Люблю и «классику», и контактные гонки.

Смотря за соревнованиями, вы делаете это как спортсмен или как болельщик? Сравниваете себя с участницами?

Стараюсь анализировать, как бы поступила в той или иной ситуации. Так что чувствую себя спортсменкой.

На месте Максима Цветкова в индивидуальной гонке Пекина вы бы «обрабатывали» последний выстрел или сохранили темп?

Проводила параллель со своей победной гонкой на чемпионате мира в Контиолахти. Тогда мне сложнее дался первый выстрел на последнем рубеже. Знала, что, если отстреляю без промахов, медаль будет. Долго тянула с первым выстрелом, а когда патрон достиг цели, пришла уверенность. Но я знаю, что после 19 точных выстрелов часто наступает мандраж. Не знаю ситуации, в которой оказался Максим. Возможно, подул ветерок, и он решил «обработать» выстрел. Или спортсмен не справился с психологическим давлением. Когда особенно сильно хочешь закрыть мишень, это «очень» мешает.

В нынешнем сезоне вас кто-то удивляет из биатлонисток?

Белорусские спортсменки, в первую очередь Динара Алимбекова. Анна Сола уже демонстрировала, что она сильная лыжница, а у ее партнерши повысилась скорость. Тирил Экхофф удивляет со знаком минус – на этапах Кубка мира она бежала медленнее, чем обычно. Прогресс Эльвиры Оберг не стал открытием: знаю, как шведки тренируются.

Солу и Алимбекову тренирует австриец Райнхард Гесвайнер. Ваш муж тоже из этой страны. Чем австрийская система подготовки отличается от нашей?

Не знаю конкретных методик Райнхарда, но мой муж рассказывал, что в бытность Гесвайнера тренером сборной Австрии эта команда демонстрировала лучшие результаты в своей истории. Молодые Доменик Ландертингер и Симон Эдер, опытный Кристофф Зуманн были грозной силой. Не скажу, что условия в Австрии в лучшую сторону отличаются от тех, в которых тренируются россияне на родине. В Сочи, Тюмени и других местах есть хорошие базы.

Светлана Миронова рассказывала, что в сборной России все работают по одному плану. В Австрии тоже нет индивидуального подхода?

Находясь в Австрии на индивидуальной подготовке, я видела, как тренируются норвежки. Олимпийские чемпионки Тирил Экхофф, Марте Олсбу-Ройселанн и другие. Они в рамках одной тренировки выполняют разные задания, у каждой свой план. Нет такого, чтобы всей командой делали одно и то же. В России у всех одна программа. При этом у норвежек есть и совместные тренировки тестового плана, они конкурируют друг с другом.

По образованию вы спортивный психолог?

По первому – да, по второму – тренер, по третьему – спортивный менеджер. У меня много задумок, в том числе связанных с работой в Международном союзе биатлонистов (IBU). Они хотят организовать образовательные программы для спортсменов, завершивших карьеру. Мне интересно посмотреть, как они будут действовать, и, если позволят время и дети, хотела бы в этом поучаствовать.

У ваших бывших коллег по сборной России нет проблем с поиском своего призвания после карьеры спортсмена?

Постепенно все биатлонистки моего возраста или чуть старше находят себя. Преимущественно в спорте, но есть и те, кто избрал другой путь. Моя почти полная тезка Екатерина Юрьева стала дизайнером одежды, это очень интересно.

Ваш супруг был на Олимпийских играх в Пекине?

Он работает в сборной Австрии по горнолыжному спорту, дисциплина – гигантский слалом, но в Пекин не ездил. Была снижена национальная квота, и лыжники из его группы не прошли квалификацию. Он остался с ними, готовит к этапам Кубка мира.

Вы планируете жить в Австрии?

Пока не готова сказать. У супруга есть планы поработать в России, но имеются варианты и в родной стране. В ближайшем будущем нам придется определяться.

Высказывание Тирил Экхофф о том то, чтоn все российские биатлонистки, кроме вас, смотрят на зарубежных соперниц «сучьим взглядом», имело большой резонанс. Вы чувствуете разницу в ментальности?

Думаю, дело в знании языков. Не исключаю, что, когда я впервые попала на Кубок мира, у меня был такой же взгляд. Я хотела пообщаться с иностранками, но не могла. Со временем я выучила английский, и ситуация нормализовалась. Сейчас масса возможностей учить язык онлайн, много обучающих программ, онлайн-курсов. Так что главное – желание.

Как вы проводите свободное время в период сборов и соревнований?

До появления семьи предпочитала общаться с коллегами по сборной, спортсменами из других стран. Бывший тренер сборной России Вольфганг Пихлер показал нам шикарные места для тренировок, открыл европейскую культуру с непривычной для нас стороны. Сейчас жалею, что за два года его работы в нашей команде я не выучила немецкий на уровне, достаточном для понимания. Мне иногда казалось, что Вольфганг не хочет воспринимать мой английский. Наши взаимоотношения сложились бы лучше, знай я язык. Помощником Пихлера был Паве Ростовцев, прекрасно говорящий по-немецки, он выступал в роли переводчика.

В семье вы общаетесь на английском?

Изначально да, но постепенно мой немецкий подтянулся, сейчас могу поговорить на бытовые темы. Когда мне сложно что-то объяснить, использую английские слова. Старшая дочь освоила немецкий, хорошо его понимает, но, когда долго не видит папу, теряет навыки разговорной речи.

На вашей странице в соцсети много видеотренировок с дочерью. Хотите, чтобы она стала профессиональной спортсменкой?

Сейчас мое основное желание – чтобы ребенок рос активным, не сидел за компьютером, а катался на лыжах. Ей нравится заниматься горными лыжами. Этого навыка не хватает многим россиянам. Иностранцы замечают, что на этапах Кубка мира российские биатлонисты отличаются корявой техникой прохождения спусков. Моя дочь в пятилетнем возрасте может съехать с любой горки как на горных, так и на беговых лыжах.

Если ей понравится заниматься конкретным видом спорта, поддержу выбор, но заставлять заниматься тем, чем она не хочет, не буду. Когда Кира родилась, мы с мужем поспорили: я говорила, что она раньше встанет на беговые лыжи, чем на горные. Йозеф утверждал, что такого не может быть. Я выиграла: в возрасте год и два месяца дочь встала на лыжи и поехала без палок.

Вы участвуете в массовых марафонах, шоу-гонках. В чем мотивация?

С удовольствием откликаюсь на приглашение организаторов, готова популяризировать и лыжи, и биатлон. Соглашаясь стартовать, о победе не думаю. Это просто приятный бонус. Пробежать 34 километра на Токсовском марафоне – моральное и физическое удовольствие. На нас смотрят дети, а им лучше кататься на лыжах с родителями, чем сидеть за компьютером. Лыжные и биатлонные фестивали – замечательная история.

Получив приглашение на «Ozon Гонку Легкова», вы сразу согласились или поинтересовались дистанцией, соперниками, оценили свои шансы?

Согласилась сразу. Это хороший повод пообщаться с друзьями и знакомыми, которых долго не видела. Но к мероприятию я готовлюсь, результат важен даже в шоу-гонках.

Александр Легков на телевидении комментирует марафонские серии, где выступают многие именитые лыжники, завершившие карьеру на Кубке мира. Вы рассматриваете участие в подобных соревнованиях?

Люблю марафонские дистанции. Слежу за командой «Русская зима», знакома с ее руководителем и участниками. Это профессиональный спорт, приехать и прокатиться без специализированной подготовки не выйдет. Даже Марит Бьорген не смогла показать там достойный результат. Когда вижу, как люди по 70–90 километров бегут бесшажным ходом, восхищаюсь. В моем представлении это даже не классический стиль, а новый вид лыжных гонок. Я пробовала и скажу, что это очень тяжело, требует огромных усилий в тренажерном зале и на лыжне.