Время собирать камни

Большой Спорт № сентябрь 2022 (150)
Текст: Мария Филиппова
О приоритетных задачах в области развития российского спорта, эффективных ответах на новые вызовы и планах на юбилейный 2023 год, когда Министерство спорта России будет отмечать свой 100-летний юбилей, в интервью «Большому спорту» рассказывает Олег Матыцин

Досье / Олег Матыцин

  • Родился 19 мая 1964 года в Москве
  • Доктор педагогических наук, профессор
  • С 2006 по 2015 год являлся президентом Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма (ГЦОЛИФК)
  • С 2005 по 2015 год – президент Российского студенческого спортивного союза (РССС)
  • С 2015 по 2021 год является президентом Международной федерации университетского спорта (FISU)
  • С 2015 по 2021 год является президентом Международной федерации университетского спорта (FISU)
  • С 2020 года – министр спорта Российской Федерации

В интервью нашему журналу в октябре 2021 года вы назвали приоритетным направлением для государства подготовку спортсменов к Олимпиаде. Вероятность участия россиян в летних Играх 2024 года сегодня, увы, невелика. Какое направление сейчас является приоритетным для министерства спорта, учитывая новые реалии?

Несмотря на период санкций, давление со стороны международного сообщества на российский спорт, наши задачи остаются прежними. Они определены Стратегией развития физической культуры и спорта, которая утверждена правительством, согласована президентом, обсуждалась на заседании совета при президенте. Основная цель, которая там поставлена, – увеличение количества занимающихся спортом россиян до 70%. И это предполагает решение целого комплекса задач. Прежде всего развитие инфраструктуры, подготовку кадров, популяризацию массового спорта, информационную поддержку, развитие сети образовательных учреждений, международное сотрудничество. То есть в связи с санкциями главная цель не изменена, но мы сейчас готовим дополнения к Стратегии, учитывающие новую реальность. Изменился календарь соревнований, совместно с федерациями обсуждаются новые форматы стартов, в том числе коммерческие, расширяется сотрудничество со странами БРИКС, ШОС и СНГ.

Кроме того, безусловно, одна из главных наших задач – продолжение системной подготовки сборных команд, которая тоже связана с необходимостью развития и укрепления инфраструктуры, строительства федеральных баз. В России уникальные климатические условия: есть горы, высоты. Мы способны обеспечить самодостаточность и автономность подготовки наших спортсменов внутри страны. На самом деле то, что сейчас делается, – это продолжение курса, взятого в 2020 году во время пандемии коронавирусной инфекции. Тогда уже наши спортсмены были лишены возможности выезжать за рубеж на тренировки, и встал вопрос перехода на автономность. А сегодня мы должны смотреть далеко вперед и обеспечить российский спорт, сборные команды полноценной материальной базой.

Что касается шансов на участие в Олимпийских играх, я не разделяю тут полностью пессимистическую позицию. Россия продолжает взаимодействовать с Международным олимпийским комитетом и международными федерациями. В мире имеется серьезная озабоченность тем фактом, что мы исключены из общего спортивного пространства. Неучастие России снижает интерес и средств массовой информации, и бизнеса к Олимпийским играм. Время еще есть, надо активно работать в этом направлении, продолжать поддерживать контакты с президентами международных спортивных федераций.

Удалось ли создать сопоставимый по насыщенности календарь внутренних соревнований? В каких видах спорта в этом плане наилучшая ситуация, а где имеются проблемы?

Когда были объявлены санкции со стороны международных федераций, мы по поручению президента и правительства разработали комплекс мер антисанкционного характера. В первую очередь он направлен на увеличение количества соревнований для того, чтобы сохранить конкурентоспособность, организацию стартов в новом формате, приглашать к участию дружественные страны. И такие соревнования уже прошли.

Первым примером стали Летние игры паралимпийцев «Мы вместе. Спорт», в которых приняли участие спортсмены из Армении, Белоруссии и других дружественных стран. Мы продолжаем развивать проект «Игры стран СНГ». Практически все федерации подготовили и уже начали реализовывать программу коммерческих стартов, у которых будет открытый формат. Отдельно принята программа сотрудничества с белорусскими коллегами, так как санкции распространились и на белорусский спорт. По сути дела, у нас сегодня единое спортивное пространство. В конце августа проведен Кубок Содружества по биатлону. Так что критического изменения, снижения или отрицательной динамики по количеству соревнований мы не видим ни в каких видах спорта. Это задача, которая является сейчас для нас приоритетной.

В августе – сентябре впервые спустя 30 лет проводится Спартакиада сильнейших. Она включает в себя 39 видов спорта, 12 регионов России. Его программа во многом совпадает с программой Олимпийских игр в Париже. По итогам Игр предполагается выплата призовых спортсменам, чтобы сохранить для них все социальные гарантии. Мы внесли соответствующие изменения в Единую всероссийскую спортивную классификацию для того, чтобы по итогам нового формата соревнований присваивать разряды и звания и спортсменам, и тренерам.

По модели «Бриллиантовой лиги» будет проведена серия турниров для легкоатлетов. Хорошими знаками были мероприятие по художественной гимнастике и Кубок Поддубного по борьбе. Казань провела первый этап Игр дружбы по трем видам спорта: прыжки в воду, плавание и синхронное плавание. Принять в них участие в столицу Татарстана приехали представители 16 государств. Все летние виды спорта активно предлагают новые форматы соревнований. Как правило, открытые, с приглашением атлетов не только из дружественных стран.

То есть Россия по-прежнему ждет на своих стартах спортсменов со всего мира?

Да. Я считаю, что использовать в спорте понятие «дружественная – недружественная» категорически нельзя. Для нас все спортсмены одинаковые. Россия открыта для приезда спортсменов с любых континентов, из любых стран.

Как отсутствие международных стартов влияет на финансовое положение топовых спортсменов, которые получали там призовые? Изменился ли размер вознаграждений на внутренних российских соревнованиях?

Как я уже отметил, некоторые соревнования, например по легкой атлетике, фактически стали носить более коммерческий характер. По результатам каждого старта и по подведению итогов всех этапов спортсмены получают бонусы и материальное вознаграждение. Да, это не вполне соответствует размеру призовым той же «Бриллиантовой лиги». Но количество спортсменов, которые там выступали, было всегда минимальным. А на российских стартах могут принимать участие молодые атлеты, что повышает их мотивацию в спорте.

Спартакиада, организованная в этом году, предполагает выплаты призовых на уровне премий чемпионатов мира за первое, второе, третье места. То есть мы стараемся компенсировать потери спортсменам. Так, например, Союз биатлонистов совместно с Федерацией лыжных гонок прорабатывает вопросы, связанные с материальным стимулированием и организацией коммерческих стартов. Это было поручение президента правительству и министерству спорта – найти партнеров для подобной системы финансирования. Также на стадии решения находится вопрос топовых спортсменов, которые имели западных рекламные спонсоров, – мы надеемся, что их заменят российские компании. Мы никак не изменили размер стипендий и заработной платы тренеров и спортсменов сборных команд, которые находятся на ставках Центра спортивной подготовки.

С моей точки зрения, серьезного кризиса в российском спорте нет. Хотя вся страна сейчас находится в общей сложной ситуации. И еще во время пандемии я всегда говорил, что спортсмены не должны быть исключительной частью общества. Всем нам необходимо совместно переживать трудный период, а спортсменам показывать пример стойкости.

Сборные России по игровым видам не допущены к официальным международным стартам, а клубы – к еврокубкам. Целесообразно ли в подобной ситуации поднимать вопрос об ужесточении лимита на легионеров?

Мы приняли определенное решение с Российским футбольным союзом, но до того, как были введены санкции. Сейчас предусмотрен максимум в клубе до 13 человек и до восьми игроков на поле. Этот сезон покажет, как эта схема работает. В этом вопросе Минспорта ориентируется на экспертное мнение РФС и клубов.

Что касается других видов спорта, в частности баскетбола, посмотрим – надо проанализировать ход национального чемпионата. Но в целом есть тенденция на минимизацию легионеров.

С начала работы Единого регулятора азартных игр (ЕРАИ) изменилась система сбора и распределения целевых отчислений от букмекерских компаний. Как вы можете прокомментировать ситуацию с внебюджетным финансированием спортивной отрасли после начала работы ЕРАИ? Есть ли у вас понимание, как эту работу можно улучшить?

Букмекерская деятельность является еще одной возможностью внебюджетного финансирования спорта. И мы считаем, что министерство спорта должно иметь больше полномочий по доступу к объему средств, которые приходят в спорт через букмекерскую отрасль. В том числе иметь полномочия по направлению этих средств на социально значимые проекты. В этом мы видим ресурс и потенциал использования букмекерских отчислений.

Президент поручил представить предложения о целесообразности усиления централизации управления в сфере спорта. Нуждается ли российский спорт в большей централизации управления? Если да, то в каких областях и что именно предполагается изменить?

В докладе на заседании Совета при президенте мы озвучили наше видение проблем, связанных с системой управления отечественным спортом. Здесь имеются два аспекта. Первый – это вертикаль: федеральный уровень, региональный, муниципальный. Необходима унификация структуры управления в регионах, так как сейчас она очень разрозненная: на местах есть и министерства, департаменты, и управления. Мы разработали методические рекомендации по структуре органов управления в регионах, направили их на имя глав субъектов, чтобы им были понятны единые критерии и основания для формирования системы. Но сегодня федеральное министерство спорта не имеет прямого влияния на формирование кадрового состава региональных министерств. Только по соглашению с главами могут согласовываться руководители региональных органов, что в итоге иногда приводит к сложностям в реализации государственной политики.

Второй аспект вытекает из первого. Сегодня в России очень много организаций оказывают физкультурно-оздоровительные услуги – больше 160 тысяч. И министерство спорта не может осуществлять над ними контрольно-надзорную функцию. Мы не знаем, какого качества услуги предлагаются, какой квалификации специалисты работают. Поэтому и предлагаем ввести лицензирование их деятельности министерством, как это действует в системе образования.

Период пандемии продемонстрировал, что только государственный централизованный механизм управления позволяет преодолеть сложные времена. И спортивная отрасль не является чем-то уникальным. Она тоже требует внесения соответствующих коррективов в модель управления. Тем более есть пример Китая, который взял за образец советскую модель с максимальной централизацией и вертикалью управления и успешно ее реализует. Успехи китайского спорта для всего мира сегодня очевидны. Здесь придумывать ничего не стоит, надо просто изучать собственный опыт и традицию.

Кстати, о советском спорте. В 2023 году Министерство спорта отмечает 100-летний юбилей. Какой именно период вы считаете наиболее успешным в истории отечественного спорта? Кого из ваших предшественников на посту министра (или главы Спорткомитета СССР) считаете сильнейшим руководителем, чей опыт изучаете с наибольшим интересом?

Сложно ответить однозначно, так как в каждом историческом периоде были свои задачи. Когда в начале 1920-х формировались структура и госорганы, спорт был в первую очередь кузницей кадров для труда и обороны. И эта задача, по сути, сохранялась весь советский период. Первое время становления я считаю очень успешным, потому что страна тогда тоже пребывала фактически в изоляции, а в олимпийской изоляции находилась до 1952 года, но внутри спорт развивался успешно. Все задачи решались и в годы НЭПа, и в период индустриализации. Во времена Великой Отечественной войны колоссальное количество спортсменов ушло на фронт.

С точки зрения спорта высших достижений и управления отраслью как системой, о которой я говорили ранее, считаю очень успешным период, когда Госкомспорт возглавлял Сергей Павлович Павлов (1968–1982 гг. – Прим. БС). Тогда, с одной стороны, произошла максимальная централизация, а с другой стороны, интеграция спорта во все другие отрасли. Сложилась и заработала мощная государственная система управления в области спорта, появилась единая система, включающая Главспортпром, спортивную медицину, спортивные федеральные центры на всей территории союзных республик. СССР осуществлял успешную международную деятельность: провели Всемирную Универсиаду в 1973 году, Олимпийские игры в 1980 году. Показал выдающиеся достижения в 1968 году на Играх в Мексике, в 1972-м в Мюнхене и в 1976-м в Монреале.

Какие мероприятия планируется организовать в связи с юбилеем министерства?

Мы планируем создание Мемориала споривной славы и расширение Государственного музея спорта. Необходимо строительство отдельного здания, учитывая то количество экспонатов, которые сейчас имеются. Хотим благоустроить территорию вокруг, открыть парк, сделать его доступным для москвичей. Планируем и проведение ряда соревнований, посвященных 100-летию. Также впервые за 50 лет будет издана энциклопедия отечественного спорта. Проведем ряд конференций в наших ведомственных вузах. Совместно с нашими коллегами из других стран, прежде всего стран СНГ, планируем организацию мероприятий. В частности, отметим в следующем году 55-летие базы «Цахкадзор» в Армении.

То есть следующий год будет особым: есть время разбрасывать камни, и есть время их собирать. Это мы и намерены делать в 2023-м. «Время собирать камни» – вот посыл юбилейного года.